Apple, Amazon, Google и Facebook, что ждет техногигантов?

Apple, Amazon, Google и Facebook, что ждет техногигантов?

Компании Big Tech и до появления коронавируса чувствовали себя отлично, а пандемия позволила им укрепиться еще больше — по мере того, как американцы и не только переносили в онлайн работу, учебу, общение, спорт, покупки и многие другие аспекты жизни. Так, фондовый индекс NASDAQ 100 (самый высокотехнологичный — включает акции строго представителей хай-тека) с марта по август 2020 года вырос больше чем на 30%. И только в сентябре рынок столкнулся с распродажей акций, когда инвесторы засомневались в высоких оценках технологических компаний и забеспокоились о второй волне распространения коронавируса. Но и эти сомнения продлились сравнительно недолго — в октябре акции технологических компаний уже чувствуют себя увереннее.

Крупнейшие компании в индустрии информационных технологий. Иногда под термином Big Tech подразумевается четыре, но чаще всего пять корпораций — Apple, Alphabet (материнская компания Google), Amazon, Facebook и Microsoft. В разное время максимальная рыночная капитализация каждой из них находилась в пределах от $500 млрд до $2 трлн. Этот состав также может встречаться под аббревиатурами GAFAM или FAAGM. Именно о них мы и будем говорить.

В США быть большой доминирующей компанией, которая предлагает потребителям высокие цены, законно. Нюанс — такое положение не должно быть результатом неконкурентного поведения, не имеющего под собой коммерческого обоснования. Например, когда корпорация сначала резко демпингует стоимость продукта, чтобы выдавить конкурентов с рынка, а затем так же резко цену повышает, не оставляя покупателям альтернативы.

Власти США больше года изучали, а не злоупотребляют ли Amazon, Apple, Facebook и Google как раз своим доминирующим положением на рынке? В сентябре 2019 года чиновники запросили у более чем сотни компаний информацию, как их бизнесу могло навредить антиконкурентное поведение Big Tech. Впрочем, главный вывод отчета подкомитета по антимонопольной политике юридического комитета Палаты представителей заключается не столько в признании Amazon, Apple, Facebook и Google монополиями как таковыми, считает телеканал CNN. Важнее заявление, что техногиганты используют колоссальные объемы данных, которые собирают о потребителях и предприятиях, чтобы сохранить доминирующее положение и в других сферах своей деятельности.

Epic Game vs Apple
Лето 2020 года ознаменовалось не только вызовом руководителей всех четырех корпораций на слушания в Конгресс, но и очередным монопольным скандалом с Apple. Корпорация активно и довольно давно отбивается от разработчиков, которые недовольны условиями размещения приложений в App Store, а именно 30-процентной комиссией. В этот раз все началось, когда Apple и, кстати, Google тоже удалили из своих магазинов игру Fortnite студии Epic Game, из-за того что последняя добавила в нее возможность оплачивать покупки в обход магазинов, которые, как правило, получают комиссию и с транзакций внутри приложений тоже.

В итоге Epic Game подала иск против Apple, обвинив ее в злоупотреблении доминированием на рынках дистрибуции iOS-приложений и платежей внутри них. Компания попросила суд запретить Apple неконкурентное поведение. Она также раскритиковала "яблочного" гиганта за все ту же 30-процентную комиссию. Разработчик также обратился в суд и с претензиями к Google.

Apple, впрочем, ответила собственным иском, и сейчас компании занимаются разбирательствами. А 10 октября стало известно, что федеральный судья в Калифорнии решил, что компания Apple может удалить игру Fortnite из своего магазина. При этом игровой движок Unreal Engine, разрабатываемый Epic Game, не будет заблокирован, хотя Apple грозилась это сделать. Ведь на него опираются другие разработчики приложений.

И это только один из последних случаев — в прошлом против Apple выступали также Spotify, Microsoft, Amazon и другие компании поменьше, но не так "громко". Сейчас часть из них даже организовали коалицию, которая призвана бороться за права разработчиков мобильных приложений. Если Epic Game со товарищи добьются успеха, он может стать глотком свежего воздуха для разработчиков куда меньшего масштаба, у которых просто нет рычагов давления на корпорации, а отказываться от многомиллионной аудитории App Store и Google Play они не могут себе позволить.

Претензии американских чиновников к корпорациям, в свою очередь, более масштабные: они считают их слишком большими и влиятельными, а республиканцы отдельно подозревают в цензуре "консервативного" контента.

Google и Facebook часто обсуждают вместе — как лидеров на рынке интернет-рекламы. Вместе на цифровой рекламе в 2019 году они заработали $204 млрд, или примерно 60% от всего мирового рынка. Для каждой компании именно на рекламу приходится существенная часть доходов: больше 80% — для Google и 98% — для Facebook.

При этом рекламодатели неоднократно жаловались, что Google продвигает на первой странице собственные сервисы, задвигая чужие. А ведь на него приходится почти 90% всех поисковых запросов, которые делаются с компьютеров. Глава Google и его материнской компании Alphabet Сундар Пичаи на это ответил, что компания стремится предоставить пользователям именно ту информацию, которую те ищут.

Facebook в свою очередь припоминают также покупку Instagram в 2012 году, которую сам же Марк Цукерберг обосновывал необходимостью одновременно нейтрализовать конкурента и интегрировать его продукты, чтобы улучшить собственные сервисы соцсети. Впрочем, когда ему это напомнили на слушаниях в Конгрессе, он отметил, что восемь лет назад было далеко не очевидно, каких высот достигнет Instagram и смог бы он это сделать без инвестиций Facebook. Эксперты Bloomberg тоже считают, что доказать здесь долгоиграющую многоходовку довольно проблематично.

Apple, чтобы отбиться от нападок за слишком высокую комиссию в App Store, придется доказать, что ее действия принесли разработчикам какую-то пользу — например, обеспечили лучшую безопасность или доступ к пользовательской аудитории.

Кроме того, американские чиновники считают корпорацию монополистом на рынке смартфонов. По их данным, в США iPhone пользуется более 100 млн человек при общем числе пользователей смартфонов в 275,7 млн. По разным данным, на iPhone приходится чуть больше 13% продаж во всем мире и около 46% — в родных США.

Одновременно с продажами техники корпорация активно занимается развитием собственной экосистемы, которую бы пользователь покупал вместе с устройством. И хотя о перспективах большей части новых продуктов говорить пока рано, Apple достаточно уверена в этом направлении, чтобы обойтись на главной презентации новинок, которая прошла в сентябре, как раз таки без iPhone. Его она презентовала только 13 октября.

Microsoft и Amazon обычно описывают как "всего понемногу". Microsoft реализует технику, программное обеспечение, облачный, а также игровой сервис и т.д. При этом привлекает, пожалуй, меньше всего скандального внимания. Ее антимонопольные разбирательства остались в прошлом, и сейчас из "Большой пятерки" только против нее американские законодатели не ведут официального расследования.

Amazon активно развивает дополнительные сервисы вдобавок к основному бизнесу в борьбе за пользователя. Например, у нее есть собственный видеостриминг, а также линейка устройств и приложение для чтения электронных книг. А облачный сервис Amazon Web Services (AWS) остается лидером этого направления — на него приходится 33% стомиллиардного рынка.

Но в первую очередь Amazon все же остается ретейлером — продажа товаров как на онлайн-, так и на офлайн-площадках в 2019 году принесла компании $212,2 млрд, или больше 75% годового дохода. Американские чиновники в свою очередь утверждают, что на Amazon приходится 70% оборота всего онлайн-рынка в стране. И главное, что ей вменяют, — копирование чужих товаров, чтобы затем продавать их под собственным брендом. Глава компании Джефф Безос в ответ на эту претензию не смог гарантировать, что Amazon так никогда не делала. По его словам, компания сейчас проводит внутреннее расследование.

Кроме того, в отчете подкомитета по антимонопольной политике Палаты представителей говорится, что Amazon продвигает на своей платформе собственные продукты для "умного дома" в поиске выше, чем продукты других производителей, а также несправедливо поступает с разработчиками программного обеспечения с открытым исходным кодом, которые используют их облачный сервис.

При всех различиях американские власти нашли у компаний Big Tech немало общих черт. Во-первых, каждая из них, независимо от того, предоставляет ли она доступ к информационному или товарному рынку, может этот доступ полностью контролировать, устанавливая высокие сборы или выгодные им условия контрактов, говорится в отчете. Слово "монополия" в документе, по подсчетам The New York Times, упоминается по крайней мере 120 раз.

Во-вторых, по мнению чиновников, техногиганты используют доминирующее положение, чтобы отслеживать конкурентов — их рост, деятельность и угрозу, которую они могут представлять. И наконец, как упоминалось выше, Big Tech вменяют, что они просто-напросто злоупотребляют технологиями, чтобы укрепить свою рыночную власть.

Как власти планируют ограничивать монополию техногигантов?
С самого начала эксперты сошлись во мнении, что нынешние разбирательства — неплохой повод модернизировать американское (а возможно, и не только американское) антимонопольное законодательство. В нынешнем виде оно не отвечает современным реалиям — это законы мира, где торгуют автомобилями, нефтью и сталью, а не данными, программным обеспечением и технологиями.

Например, компаниям можно было бы выставить конкретные ограничения, и тем, кто занимает больше 40–50% рынка, запретить покупать как прямых конкурентов, так и бизнесы в смежных сферах деятельности. Кроме того, сами компании должны доказывать, что их слияние не приведет к росту цен и снижению конкуренции, а не правительство — что, наоборот, приведет, как это происходит сейчас.

Еще, считают эксперты, судам пора понять, что они должны защищать конкуренцию не только потому, что она позволяет сдерживать цены, расширять предложение и улучшать качество продукта, но и потому, что она способствует инновациям, снижению неравенства доходов и уменьшению концентрации экономической и политической власти.

Кроме правовых изменений представители антимонопольного подкомитета Палаты представителей предлагают реструктурировать, или разделить, компании.

Например, профессор Скотт Гэллоуэй предполагает, что Facebook мог бы продать Instagram и WhatsApp, Google стоило бы освободить YouTube и облачный бизнес, Amazon могла бы разделиться на три части — непосредственно торговая платформа, служба доставки и тоже облачный бизнес, а Apple просто нужно более жесткое регулирование. Некоторые республиканцы поддержали идею увеличить финансирование антимонопольных органов, но возразили против призывов позволить властям вмешаться в реструктуризацию компаний и их бизнес-моделей. Также они раскритиковали отчет за игнорирование жалоб на то, что онлайн-платформы цензурируют "республиканский" контент. Подкомитет по антимонопольной политике юридического комитета Палаты представителей находится "во власти" демократов.

Впрочем, как мы уже отмечали в свое время, подобные процессы могут затянуться на годы. Так, например, дело против IBM длилось 13 лет и в итоге было прекращено как "безосновательное", разбирательства с AT&T заняли 10 лет, а с Microsoft — все 12 лет. А все потому, что, если компания разрастается достаточно, чтобы заработать репутацию монополиста, то у нее достаточно ресурсов (лоббистов, юристов и денег) и на то, чтобы отбиваться от нападок даже государства. Согласно данным The Washington Post, только в 2019 году Facebook потратил на лоббирование своих интересов в федеральном правительстве $17 млн, Google — $12 млн, Amazon — $16 млн, а Apple — $7 млн.

Затянуть процесс грозит и разнообразие претензий сразу к четырем компаниям, а также то, что Палата представителей не единственная властная структура, которая анализирует поведение Big Tech.

Эксперты The Atlantic предложили не забывать и о другой годами проверенной стратегии корпораций: иногда, сталкиваясь с неудобными вопросами, они соглашались так или иначе внедрить госрегулирование в свои модели и тем самым сохраняли позиции на рынке. В этом случае появляется опасность, когда стороны будут злоупотреблять своим доступом к информации о людях. И чтобы этого избежать, может понадобиться создание ведомства по защите данных по аналогии с европейскими образцами.

А вот эксперты The Wall Street Journal не уверены, так ли уж страшны техногиганты, как их малюют чиновники, и нужно ли их ограничивать. Защитники корпораций обращают внимание, что те нередко конкурируют и непосредственно друг с другом. Кроме того, потенциальное разделение американских технологических компаний станет подарком для их конкурентов на мировых рынках — особенно выходцев из Китая.

Издание напоминает, что нынешнее антимонопольное законодательство вообще-то обращает внимание не столько на размер компаний, сколько на потенциальный ущерб для потребителей. И критики Big Tech должны не только доказать, что те наносят реальный вред своим клиентам, но и предложить решение, которое не станет еще большим ухудшением. Впрочем, с учетом психологического дискомфорта, вызванного все большей вовлеченностью столь крупных компаний во многие сферы жизни обычного человека, вряд ли им удастся избежать изменений в том или ином виде.

Есть свое мнение и у действующего президента США Дональда Трампа. Он главным образом недоволен Amazon — ее главе Джеффу Безосу также принадлежит газета The Washington Post, которая активно критикует 45-го американского главу. Тот в свою очередь обвиняет ее в создании фейковых новостей. А вместе с собственностью Безоса гнев падает и на все Big Tech. "Если Конгресс не примет справедливые меры в отношении Big Tech, как они должны были сделать годы назад, я сделаю это сам", — писал он ранее в Twitter.

Никто из техногигантов, против кого запущено расследование, с последними выводами американских властей, конечно, не согласился.

В Amazon заявили, что рекомендации антимонопольного подкомитета Палаты представителей нанесут вред потребителям и бизнесу, потому что, если их удастся реализовать, это не только не увеличит конкуренцию, но и, наоборот, ее уменьшит.

Google настаивает, что его бесплатные сервисы (поисковик, карты, Gmail и т.д.) только помогают пользователям каждый день, а отчет содержит устаревшие и неточные утверждения его коммерческих конкурентов.

Компания Apple категорически не согласна с выводами отчета. "App Store открыл новые рынки, новые услуги и новые продукты, которые невозможно было представить еще десяток лет назад, и разработчики были основными бенефициарами этой экосистемы", — говорится в заявлении компании.

И наконец, Facebook отверг заявление, что его слияние с Instagram и WhatsApp было антиконкурентным: "Мы конкурируем с широким спектром услуг, которыми пользуются миллионы, даже миллиарды людей. Приобретения являются частью каждой отрасли, и это всего лишь один из способов внедрения новых технологий для повышения ценности для людей".

Российская инициатива
В начале сентября в Госдуму внесли законопроект, который должен обязать компании Apple и Google ограничить взимаемую комиссию 20%.

Его автор рассказал, что идея документа появилась после поста создателя Telegram Павла Дурова. В конце июля тот раскритиковал корпорации за все те же непомерные сборы и, по сути, полный контроль за тем, какие приложения будут устанавливать пользователи устройств с операционными системами iOS и Android.

Впрочем, в нынешнем виде закон вряд ли пройдет: для начала, он дает слишком общее определение маркетплейса. Российское законодательство для подобных платформ использует более точное определение в зависимости от сферы, в которой она будет работать. Так было и с финансовым маркетплейсом, закон о котором приняли буквально летом 2020 года, и с более привычными агрегаторами товаров и услуг.

Кроме того, законопроект обязывает компании — владельцы маркетплейсов ежеквартально переводить треть собираемой комиссии в "специальный фонд подготовки кадров в сфере компьютерных технологий". Создать этот фонд, видимо, должно будет правительство.

Во многом судьба антимонопольных разбирательств в США и представленного отчета будет зависеть от результатов грядущих выборов президента, сходятся во мнении рыночные игроки.

Если выиграет Джо Байден, то демократам может не понадобиться поддержка республиканцев. В этом случае отчет станет своего рода дорожной картой того, как вопрос будет решаться в новой администрации.